Календарь

<< Сентябрь 2020 >> 
 Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс 
   1  2  3  4  5  6
  7  8  910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Популярное Чтиво

Избранные Статьи

Плакаты

СКАЗАНИЯ О ЗВЕЗДНЫХ СЛУЖИТЕЛЬНИЦАХ

(Хроники огненного Сипериона)

 

 

Валькирия – Огненная Жрица звездного единства;

Та, что побеждает, не вступая в битву;

Та, чьи глаза – бездонный колодец памяти для утративших ее;

Та, чье сердце бьется в ритм вселенской истине, вбирая правду каждого мира;

Та, что в постоянной сонастроенности на Ось Духа живет в обете великого служения;

Та, от вибрации которой свершается синхронизация времени и чей зов узнается избранными воинами света;

Та, что не выбирает, но ведет избранных;

Та, что видит причину, но предостерегает от ошибки лишь в момент раскаяния;

Та, что несет истинную Радость в едином коллективном сердце Урана;

Та, чья молодость вечностью зовется;

Та, что Длань Бога на челе несет...

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Сказания о Звездных Служительницах (Хроники Огненного Сипериона) – можно назвать тем примером адаптации Мысле-Образа в удобоваримые для нашего восприятия формы, которые могут быть описаны земными словами. Критерий такого восприятия находится за пределами ума, он – проистекает из внутреннего мира, когда ты точно знаешь об истинности, сокровенности того, что описывается, но понимается это на уровне Чувство-Образа, Мысле-Чувства. Чувственно-логическое облекается в оболочки Мысле-Формы в конкретном вербальном сочетании имен, названий, описания событий, которые более отражают резонансную вибрацию, которой звучат наполненные тексты, чем дает пошаговую расшифровку, как и что понимать. Поэтому чувсвознание станет отправным пунктом в осмыслении написанного.

Чтобы еще более приблизить наше восприятие к описанным событиям, образам и переживаниям, давайте включим детскую непосредственность в познании мира и фантазии воображения. В современном мире подобный путь еще не апробирован ни одной научной мыслью, но так необходим исследователям Будущего. Только в нашем примере такого восприятия мира мы можем показать будущему поколению, как родить в себе настоящее Чувство Образа, чтобы альтернатива уже сейчас пожинающего плоды техногенности цивилизации мира, все же состоялась и каждому стал виден Путь к Звездам.

Человек привык отрицать то, что ему не видимо земным глазом, но это не означает, что миллиарды внеземных миров не существуют. Четкая организация мира природы нашей планеты уже могла бы натолкнуть нас на мысль о том, что подобие такого же межгалактического и межзвездного пространства жизни, также присутствует, нужно лишь настроиться на восприятие этой надземной реальности, принять сам факт ее присутствия в едином строительстве жизни. Тогда и каждая из форм приобретет свое место в нашем восприятии ее в этой величественной архитектуре мироздания.

Что же касается сюжета Сказаний... Современный мир находится в том состоянии перехода, которое обозначается в разных состояниях времени нашей планеты. Судьбоносной есть каждая наша реакция, даже, казалось бы, самая незначительная. Происходящее видимое нами уже наполняет думающего и осмысливающего человека внутренним содержанием того не-явленного пока, но настоящего, чем обмануться нельзя. Битва Духа – в созидании гармонии, а не в противостоянии начал. Поэтому исход сражения внутри каждого из нас будет отражать общее состояние всей энергосистемы человечества. Найти себя во внутреннем мире служения миру – есть самый первый шаг к победе Духа. Но вспомним извечное сопровождение Духа мощной поддержкой единства созидания женской энергии, без чего не может состояться ни один Щит оберегающий в вечности, и о чем есть повествующий Образ, раскрываемый в Сказаниях – образ великой силы Любви Единения Служительниц Звездного Храма, поддерживающий и оберегающий исток Духа Новой Эпохи...

 

ТВОЙ ЗВЕЗДНЫЙ РОД...

 

Туманность Трувии принимала новую группу служительниц для подготовки. Подготовка Жрицы включала в себя овладение ею несколькими сигнальными системами последовательно. Первая сигнальная система ставила задачу освоить восемь базовых уровней звука и таинство вибрации. Умение воспринимать и излучать вибрацию даже не используя голосовой аппарат – условие, при котором обучение на этой ступени считалось успешно пройденным. Каждый уровень звука исчислялся множеством переходов во временном масштабе Вселенной, поэтому сложно даже себе представить, сколько трудов стоило изучить, а главное – научиться чувствовать неисчислимые оттенки каждого уровня. Вторая сигнальная система состояла в ограничении своего желания обладать, чтобы излучение сути естества Жрицы было чистым. Искушаемые самыми изощренными способами в сладкой неге должны были обрести стойкость Разума, только тогда Предвестник Удачи снимал оковы иллюзий будущей жрицы, но в этом испытании себя многие терялись, проходя до бесконечности один и тот же цикл времени, а подчас и забывая себя надолго, даже до следующих эпох воплощений. Самые стойкие получали право подняться на вершину Травиона Тщеславия, чтобы узреть всю причинно-следственную цепь своих событий и испытаний, не испугавшись их, но приняв – трансформировать, преобразовать в своем чистом сердце в новую судьбу служения миру. Это было последним испытанием в череде освоения второй сигнальной системы, после которого лишь единицы не ужасались пройденному пути, а принимали в преобразующую цепь будущих свершений. Закалка вечностью никогда не проходила безболезненно. Но тем, кто в дисциплине Духа проходил все их – открывалась дорога к третьей ступени посвящений и право на освоение третьей сигнальной системой – исцеление Любовью Души. Осознание всепрощения и милосердия, как высшей справедливости, ставило часто такие противоречивые задачи каждой из оставшихся после предыдущих испытаний служительниц, что оборотная сторона процесса под час возобновляла параллельный бег времени. Служительница должна была правильно соотнести себя в каждом витке, синхронизировав между собой былое надежное и зыбкое формирующееся начала так, чтобы даже зазора временной несогласованности не было видно ни в одном из порталов пространственно-временных континуумов. Синхронизация эта требовала слаженной работы всех вместе. Если кто-то выбивался из резонансной частоты по своим ли, или чьим-то ощущениям, баланс необходимо было восстановить срочно и жестко. И если в этой связке кто-то выпадал из потока – его не ждали, как бы тяжело не звучала прощальная песня глубокой печали сестер-служительниц. Закон мироздания был беспристрастен в этом случае к будущей Жрице. Служение Звездам не позволяло уходить в глубину собственного достоинства более того, чем составляющая общего потока того требовала.

На четвертой ступени своего становления перед служительницами представал Жаккараш. Тот страж Порога, который знал каждую изнутри, и не мог допустить фальши. Когда для каждой была составлена ею же индивидуальная вибрационная судьба в карте звездного неба, строгость и глубина ее предназначения по потоку времени была осознана без оков иллюзий, а синхронизация временных  переходов достигла искусства управления ими вместе с другими служительницами, только тогда наступал момент прозрения у каждой на свое место в Храмовой обители Звездного Единства. Жаккараш строил суховерхие остовы для Жриц. Это были те треноги памяти, которые составляли летоисчисление звездного рода от каждой из них в Хрониках Сипериона. Звездный Род зачинался в иных мирах, и следовал по развитию от первородной, но в этом движении миры уступали даже великому знанию о Таинстве Пути.

Каждая Жрица, прошедшая полный Путь, умела исцелять потоком Любви. Любовь и Действие считались приверженностью к великому. Жрица, посвященная в свою судьбу Звездного Рода, наделялась способностью писать Путь своего Служения на Скрижалях Огненных Колесниц перевала Каруна, где каждая обретала свою преданность Жрицы Звездного Сестринства. Доспехи Души нисходили к ней, и огненная суть воссоединялась с ее носительницей во времени.

В этой огненной одежде Жрица могла созидать миры. Она вбирала в себя достаточно звездного света, чтобы опережая его, заново создавать форму пространства. Самым большим испытанием и последним, которое утверждало Жрицу на ее Пути первородной, состояло в соединении с полярной Храмовой Обителью, дабы сакральность этого действа была узнана в вечности, и Род новой Звездной системы стал на путь эволюции. Воссоединение давало начало небесному Союзу в Эпохах, но не в Материи, а в Духе. Тому препятствием могло быть лишь своеволие восходящей Жрицы. Только безупречная чистота сознания давала возможность такому Союзу, который наполнял форму, созданную ею, содержанием. Но когда приходило время форме измениться, содержание не должно было убояться выйти за пределы формы, чтобы форма захотела нарушить свои границы, устремляя Творение нового Звездного мира в беспредельность. И это была четвертая сигнальная система, как Дар, которым овладевала Жрица – Зов Бесконечности.

В этом Зове нельзя было нарушить гармонию и созвучие ни единой порослью ума. Она получала доступ к межзвездным порталам переходов, чтобы распространять импульс творения и мощь созидания далеко за пределы этой вселенной. Ей полагалась Заслонка Монеридий, которые помогали ей регулировать и концентрировать интенсивность вибрации. Монеридии – разумные существа из другого звездного мира, которые имели форму виноградной лозы, но такой ажурно утонченной, что были еле видны, как кружево сплетенного света. Жрица приглашала их в путешествие за своим плечом, и в нужное время они оказывали ей помощь. Когда же Жрица могла соединить Союзом Миры межзвездного пространства – она получала доступ к пятой сигнальной системе  Творения, и могла стать Зов Подающей. На этой ступени она уже не могла свободно отлучаться из Звездного Храма Вселенной, но мыслью пребывала везде. Удержав Благозвучие всех вверенных ей потоков разных миров, она становилась на освоение шестой сигнальной системы – удержание Объединения всей видимой периферии проявленного сознания в вечности. Седьмая сигнальная система открывала доступ к Созерцанию Единого, если в потоке голограмм она могла отличить истинный и единый мир Творящего Начала.

 

 

ВОИТЕЛЬНИЦА ПУТИ

 

Огненный жезл погрузился по рукоять в мягкую ткань космоса, и разделил мир на три части. Огненными зарницами встретились новоприбывшие Лимии. Колесо вращалось над головой Преисполненного. Битва синевой своего края притрагивалась к серединному миру... Огненными колесницами пылали глаза и щеки, но Кразания остановила свой меч на половине пути к поражению Лотвы. Она будто стена, стояла на границе смерти и не пускала ее в ту далекую судьбу, что обозначаться должна была только на карте будущего. Ткань времени пробуждалась, и тек поток снежной лавиной перемен. Являя собой не чистый огонь, а возженный поток золотой судьбы – соленый океан горячего творения, Кразания преодолевала свой страх на тонкой нити пограничья между сумраком и явью, чтобы успеть осмыслить и передать свое осмысление в Хранилище Меранды. Оттуда смысл осознанного станет данностью в пути идущим в будущем Путникам. Ей нужно было не поражение Лотвы, а его преображение...

- Не тревожься, мой золотой вестник! – Кразания стала на носочек, балансируя на нити и протягивая вперед руку с мечом в горизонтальном положении. Ее доспех пылал, а волосы потрескивали искрами огня, но не внешнего, а внутреннего. Лотва не понял касание времени, и принял жест Кразании за слабость. Развернулся и с полуоборота сделал выпад вперед. Но он не понял, что выставленный воительницей меч перед собой символизировал равновесие начал, но никак не их противостояние. Мягкий всплеск загорелся в его глазах. Ибо та, отступление которой ожидалось, сохранила полное спокойствие и даже не покачнулась. Его меч прошелся в миллиметре от ее лица... Он мог рассечь Кразанию на две половины, но не смог бы причинить никакого вреда ее огненному телу. Но именно этот выпад не удержал Лотву от падения...

- Я знаю твою судьбу, я чувствую ее, - кричала Йортэхия, Видящая Смысл Всему, но предотвратить сделанный шаг нельзя во времени, можно лишь ослабить пружину, чтобы она не ударила больно. У Кразании был выбор, и она вскочила в колесницу времени, чтобы опередить падение Лотвы еще до его начала... и тогда, когда он замахнулся на нее своим мечом, она подняла голову и глубоко посмотрела в его глаза... Два бездонных колодца должны были слиться в единый поток творения, но не противостояния. Так рождалась смелость на пути идущих Путников Будущего.

- Кразания, ты вилась над созданием путей и забыла, как пахнут судьбы... – отголосок Лимий растворял пространство, но было уже поздно что-либо сделать, лишь создать портал Чести для тех, кто, когда-то подойдя к нему, оставит свою утвержденность, и примет постоянно меняющийся поток судьбы, как естественное течение времени.

Кразания открывала пространтво новой судьбы...

- Если ты хочешь поднять Лотву, тебе придется спуститься за ним... – Лимии говорили правду... – Он не сможет подняться один. Йортехия пойдет с тобой!

Йортехия оправила огненный лепесток Дошании – звездной Гончей. Ее наездница была быстра в своей мысли, но если смотреть на быстроту мгновений – они были для обеих в одинаковой скорости, поэтому – Дошания всегда с радостью уносила Йортехию на край времени, чтобы вместе преобразовывать пограничье. Дошания – звездная Гончая Послушницы небес – туманности Андромеды, раскрыла огненные крылья в знак повиновения сказанному Лимиями. А Йортехия склонила голову рядом с Кразанией.

- Что будет необходимо сделать? – спросила Кразания, взглянув прямо в глаза Лимий, где тонула вечность.

- Тебе нужно будет сделать так, чтобы Лотва вспомнил свой Звездный Род!

- Куда совершилось падение?

- На Землю, - ответила Йортехия. Видящая смысл всему, повелевала пространством. – Галактика Звездного Посоха, или Млечного Пути по вербальности землян. – Ты знаешь, что ты ничего не забудешь, когда попадешь туда? Было бы лучше, чтобы забыла, ведь это может мешать.

- Знаю, но это условие, при котором я сохраню прямую связь со своим огненным телом, - ответила Кразания и, еще раз оглянувшись на таль времени в глазах Лимий, приготовилась к Пути.

Огненный веер волос раскрылся за плечами Кразании так, будто бы веслом кто опрокинул звездную реку жизни, они разлились по плечам и дорогу идущему стали прокладывать ее мысли, как вслед на ними уходящие поезда нереализованных идей, которые преобразовывались в огненном пространстве творения.

Кразания Васса – Воительница времени – Вестница Творения, Хранительница Равновесия – была готова.

- Наши миры связаны огненной корраловой сутью! Сестра поможет мне. Яссо знает рубеж которого не видно отсюда. Она укажет верный путь следования в пространстве.

- Яссо Маренга теперь – Зов Подающая. Она не может отлучаться надолго из Храмовой обители.

- Я знаю, именно это возможно и нужно будет, удержать ноту красоты в сердце!

Кразания отряхивала с плеча горячие прикосновения солнца.

Утюжит смелость закрома любви...  До скольких мер пугать не станет смысла... Им верностью своей опередить строку, на расстоянье поцелуя в щечку... И мир пошел писать иную мерность. А исчезать заведомо глядя в пространство – не вежливо...

Прибой скрипел, а Завязь Охраняющая молчала, хотя в том молчании – взвесь судьбы...

Разверзлись врата земной Арктики – и подо льдом стоящая гавань преобразилась от прикосновения огненного жезла Кразании – развернулась бухта Брошенных кораблей, откуда летали посланники вечности на свидание с Богом...

- Ты, который не останавливается в Пути, обернись! – Хранительница равновесия опоясала пространство и вздернула его на кончик жезла. А Лотва удалялся в видимой голограмме своего следования, его силуэт растворялся в витках времени, будто челночник, заметывая нитью грубую ткань. Материя принимала посылку... Но Лотва услышал глас Кразании. Он опрокинул голову и с пол-оборота направил свой удивленный взгляд на Хранительницу, будучи уже не в силах сопротивляться движению потока, втягивающего его. И Кразания увидела эти глаза, и увидела, что он понял, но было уже поздно.

Тонкие плечи вздрогнули.. Достойный мир для Звездного отражения битвы... и горячие уста стали выскабливать иероглифы на опрометчивых звуках песни... Растекались ручейками горячих струй безбрежности океана, и шапка льдов превращалась в стреногое чудо потоков, разливающейся души. Отчего дрожь пошла? - виден был срок этот и другому полюсу, где разгоралась зоря южной неги под чешуей Безумного Стража. Кразания это почувствовала и стала отбивать пяткой ритм упреждающего щита для Лотвы. Слова полились речитативом запечатывая опасность:

Змееныш-Змей без Рады радей – не допускаю до Светлого!

Змееныш-Змей без Рады радей – не допускаю до Светлого!

Змееныш-Змей без Рады радей – не допускаю до Светлого!

Храмовый свод над головой Кразании разверзся, как пламя изреченное, она владела резонансной частотой своего мира в совершенстве создавая пространственные порталы времени. Ее совершенное и чистое единение со Служителями Храмов периферии галактик и Центральной Храмовой Обителью Яссо Маренги, давало возможность не оглядываться на дальность пути во времени – то было лишь мгновение слияния небес...

Вестница Творения была сильна, но не менее сильным был тот, чьи глаза прикрывала пелена самости. Сдавать позиции Страж не собирался, но противостояние не было методом Кразании. Она даже не сомневалась в том, что ее предрешение будет верным и, покуда она не стала в позицию противостояния, страж будет безоружным, но... рассказать иным, через слабость которых станет он провоцировать битву, будет сложнее.

Пряди золотых волос стали золотисто-зелеными, и мягкое чудо потока проявилось по пробору времени, охраняя несущего свое испытание, Лотву.

- Он не забудет этого взгляда, Кразания, - Йортехия появилась рядом, будто перемежье снов проснулось на взгорье, и Дошания лишь прикоснулась лепестком крыла к таящей льдине. - Дошания видит, что нам придется углубиться во время этой планеты. Яссо уже слышит тебя и готова подать Зов!

- Время эпох здесь – это считанные секунды для нас. Потому нужно быть готовым сразу же взойти. У тебя будет совсем мало времени, чтобы убедить Лотву проснуться. Нас видеть не будут, но ты проявишься в плотном мире. Есть опасность?

- Есть! – Кразания не отрываясь смотрела сквозь ядро планеты на другой полюс ее.

 – Безумный Страж у порога времени этого мира, он надел цепи на рождение нового, и если в ближайшее время цикла нам удастся поднять Лотву, от пламени этого канала рассыпятся цепи. Я была не права в выводах – стоило смотреть дальше и глубже. Лотве предстоит стать защитником этого мира. А его битва на орбите галактики была посвящением. И я должна была освятить этот Путь. Потому мы и здесь. Я выставила упреждающий щит. Страж будет искать Лотву, но не сможет узнать его, пока тот не проснется. И тогда нам придется действовать быстро. И как бы Лотва не был силен, ему не справиться одному, тем более, что в битву здесь вступать нельзя! Лишь отражать удары и защищать наш удел!

- Ты успеешь выстроить мост до того, как мы войдем в канал времени?

- Да, а Дошанию мы оставим здесь, чтобы подхватила нас в портале открывающегося пути. Лотва же должен будет взойти по мосту.

Хранительница Равновесия призвала птиц огненного потока. Фиолетово-синий полог накрыл волной посреди оттаявшего океана. Жезл положен у ног. Она раскинула руки и Йортехия, как Видящая Смысл Всему преклонила колено перед Хранителями этого места, испрашивая их благословения на действие творимое в этом мире Кразанией. Завязь Охраняющая улыбнулась и позволила воле случиться на Земле. Звездное крыло стало опорой для земного крыла, и вознес Дух свое устремление ввысь, провозглашая высокую степень единства!

Дошания, как Звездная Гончая, стала у основания этого взлета, и каждый лепесток ее сиял, издавая созвучие за созвучием, Благостью окрыляя земной союз.

Птицы раздвинули огненно-иссиняфиолетовые спины и развернули клылья потока, устремляясь ввысь...

Слетались птицы на порог судьбы, и окрыляя огненную благость, ларец Любви сиял, не опыляясь ничьими знаками до ведомых вершин. Остов сиял, а на известность мира открылась смелость тысячи сердец, которым миг стал, как безбрежье, милым... За ним – Душа, восшедши наконец, в доспехах Разума проистекла на волю, через безвестный поиск облаков, дарить Любовь по призванностью воли, она хотела в тысячи веков...

- Кразания Васса, мы ждем вас! – Зов Яссо Маренги родился вдруг, ибо призванный из глубины пространства, только лишь чистый смысл портала мог его вобрать.

Кразания и Йортехия взялись за руки... Им стоило сменить облик мгновенно, чтобы голограммность перехода не облекла их в неприемлемый времени эпохи облик. Адаптационная возможность обеих была столь высока, что не приходилось даже придумывать красок, все составлялось быстро и четко.

Рыжеволосая незнакомка горела зелеными глазами, по набережной проходя меж груд кораблей забытого мира. Ей навстречу шла темно-русая небольшого роста молодая женщина, с чертами солнца. И ликом озаренных красотой здесь нельзя назвать обоих, ибо это лучилось изнутри содержания их. Одежда скромная, но за неброскостью ее, привлекала внимание внутренняя пламенеющая суть, а потому и проходящие мимо не могли понять, что было в этих незнакомках примечательного, что заставляло оборачиваться.

Глубина земной Арктики стала в этой эпохе цветущим миром. Ввысь уносились корабли и пламенели струи новых рубежей стоящих у истоков человечества цивилизации.

- Почему именно в этот миг? – спросила Йортехия, не сводя глаз с обозримой пустоши за пределами гавани.

- Здесь много соблазнов, хотя и цветущий пока мир, - ответила Кразания, переводя внутренний взор от одного зримого пирамидального сооружения к другому, сосредотачиваясь на внутреннем чувстве.

Спелость чувства –это не спелость мысли. Мысль рождается глубоко позже, когда вызрела необходимость чувствознания из недр привнесенной огненности Разума. То и есть мудрость Души. Хранительница равновесия знала, как наперегонки отсюда будут бежать слабые и трусливые, как мир не сможет удержать равновесную нить, и убыль пространства даст заведомо ложный ход событиям, который придется исправлять в последующих эпохах новой коренной расы. Но пока – безбрежность просторов созидала величием. Спасение воина, который должен стать защитником этого мира во время его испытания на зрелость, была ее первоочередной задачей.

Йортехия обратила внимание Кразании на небольшой островок в глубине бухточки на востоке от удивительных сферических зданий, будто повисших в воздухе над водами океана.

- Да, Видящая Смысл, ты права, поспешим! Яссо уже предупреждает меня о времени! – и они стали быстро продвигаться в сторону небольшой стоянки устройств, походивших на одномачтовые судна, но которые передвигались на подушках уплотненного воздуха. Какой же крах может ожидать цивилизацию тогда, когда она не усваивает урок желаний!

- Жезл при тебе? – спросила Йортехия.

- Да, но пришлось его скрыть от глаз, - Кразания улыбнулась и показала себе за спину, будто бы перекинутый через плечо ремень, удерживал на ходу развевающийся газовый шарф в полупрозрачности походки молодой женщины.

Им ничего не стоило переместиться на этот островок без дополнительных технических средств, тем более, что мгновения за мгновениями уходили быстро, но соблюдая контроль времени спутницы знали, как небезопасно соблазнять будущими способностями в прошлом, когда к ним еще не готовы сознания.

Они справились с управлением быстро и ловко, оставив это средство передвижения на берегу. На этом маленьком острове ни кого не было видно, лишь одинокие две конструкции больше напоминающие октаэдрические образования из льда, стояли чуть наклоненными друг к другу почти соприкасаясь своими верхушками. Кразания замерла. Она почувствовала портал – малый портал входа. Но куда? Хороший вопрос. Малые пространственные порталы могли скрывать многомерность. Думать было нечего, им стоило ориентироваться на ходу. Она почувствовала и еще кое-что... вернее – кого-то. Но как Страж смог найти Лотву, опоясанного Щитом Непринужденного Касания? Обе спутницы сделали шаг между вершинами не колеблясь...

Взору предстало великое зрелище. То, что казалось тихой бухточкой на берегу океана преобразилось в широкое пространство множества людей, движущихся устройств для технической обработки материалов и еще много всякого, на что не было времени тратить свое внимание. Материалы больше биологической природы размещались на разных этажах этого пространства, и еще меньшие пространственные переходы обеспечивали быстрый доступ к каждому из них. Здесь вершилась селекция. Теперь стало понятным, что Страж делал здесь – человеческое лишь наполовину уже присутствовало в этой работе. Заглядывая вперед, Кразания знала, что Совет захочет закрыть эти работы, когда увидит явный вред через потребительство. А Лотва мог войти либо в соприкосновение с азартом поиска новой формы, либо стать в оппозицию к неконтролируемому желанию владеть, и то и другое чревато для него гибелью. Страж не проявляется сам, он проявляется через людей, и эта извечная борьба степеней защиты от низшего в себе так быстро рушиться, если не берешь высшую ориентацию со своим Я. И этот змеев страж не требует воплощения, он лишь тихо полощется на мелочности обид или допускаемого человеком несовершенства, в котором он боится признаться себе и другим, порождая гнев и убыль сердца. Так и уйдут отсюда сознанием многие. Но во имя будущей Эпохи той Расы, в которой спасение возможно – стоит жить сейчас. Кразания остановилась. Йортехия по правую руку от нее неслышно улыбалась сердцем каждому, кто проходил мимо, самый безопасный путь защиты от излишнего внимания. Хранительница Равновесия раскинула руки и выдохнула так, будто вдохнула в это пространство пламень окологалактической орбиты... Она увидела Лотву, стоящего напротив прозрачной стены, которая уходила далеко за пределы видимости даже океанического обозрения – он внимательно следил за учениками, которые составляли гордость этого места. Новый отбор – преимущество Иерархии . Кразания видела – он стоит на перемежьи выбора. Лучшего времени ввести его в портал выхода не было.

- У тебя один разговор на все начала, иначе планете придется искать другого Хранителя, а это может привести к катастрофе мира в будущей расе. – Йортехия серьезно посмотрела в глаза подруги и оттянула подпругу вечности, чтобы не поджимала вниманию тех, кто был рядом.

- Я знаю, - Кразания спокойно обозревала пространство, чувством стараясь выделить главное. Она должна была найти самое нужное слово, чтобы он вспомнил ее взгляд. Традиция может смеяться тогда, когда ей незачем уподобляться смиренной божественности и упражняться в величии. Она вспомнила все детали их битвы на границе времени, увидела всю палитру оттенков его огненного тела, она предрекла два пути совершенства, и ... поняла. Поняла, как тогда, когда остановила битву непротивлением.

- Кразания, пространство беспокоится... – Йортехия действительно увидела опасность их разговору с Лотвой. Так значит, есть тот незримый Страж, который тоже чувствует их присутствие, но ничего у него не получится!

Хранительница Равновесия не теряла больше мгновений. Она направилась к Лотве. Для этого ей необходимо было пересечь многомерность зала практически насквозь. Обнаружить себя было нельзя, но и медлить тоже. Потому Кразания Васса предстала перед Лотвой мгновенно. Он оторвался от обозреваемой поверхности и несколько нахмурил вопросительно брови, но даже телепатическое чутье сейчас не могло ему помочь узнать в Кразании Воительницу. Она лишь опредметила свой спрятанный жезл и, вытянув вперед свободную руку, чуть опустив золотую голову, нежно посмотрела в его удивленные глаза. Зеленой порослью сердца смотрела на него ее смелость... Вокруг заметались тени. Установленный Щит не давал возможности увидеть Лотву, но предугадать мгновение его исхода можно было. Кразания отвела руку с жезлом еще чуть назад и подалась немного вперед, чтобы дать возможность Лотве соприкоснуться с ее взором ощутимо и сказала лишь одно слово: «Прости!». Не ошибается тот, кто боится идти, но мудр тот, кто признается в этом... Ее Покаяние было столь великой силой для него, что воспоминание выплеснулось на поверхность, щит спал, и Лотва принял протянутую руку. Как может Мгновение преобразиться в Жизнь, а действительность – в достоверность... ... Мгновение перед порталом растянулось... Йортехия стала отражать взгляды и руки, но пристрастие оборачивалось бурей негодования. Они перешли в предпространственный переход, а тени становились ярче в своей темноте...

- Лотва, твой Звездный Род зовет тебя! – Кразания протянула ему жезл. Только в отражении битвы, а не самой битве он мог вспомнить правду о себе.

- Почему ты вернулась за мной? – Лотва вспомнил... Каждое движение и каждый выпад...

- Потому что ты посмотрел на меня, и два зеленых перекрестка слились в один! И... ты не знал своего испытания...

- Не знал, Жрица – Воительница, но понял, когда уже было поздно... Спасибо! – Лотва принял жезл...

- Кразания, Лотва, нам нельзя больше ждать – объяснить свое присутствие здесь будет сложно... – Йортехия уже не могла более сдерживать тени...

Они сплелись руками и вошли в портал...

Арктическая зима превратилась в тропический шторм, лишь в том месте, где было установлено основание Моста, Дошания отгоняла волны крыльями, сражаясь за чистоту входа.

Путники проявились одновременно. Они стояли на позиции спелого снега прямо перед мостом из огненных птиц, что зыбко стоял в пространстве и звенел невидимыми струнами Души. Йортехия запрыгнула на спину Дошании сразу, а Кразания лишь успела выкрикнуть крепко держа за руку Лотву:

- Я полечу над ним!

Звездная Гончая взмыла под небеса звезд, а Лотва и Кразания подошли к первой ступени.

- Твой Путь – мой Оберег!

- Ты не должна!

- Нет, но это мой выбор! Твой Звездный Род прислал мне этих птиц...

Опять мгновение стало тянуться, как спелая вишня в ожидании руки...

Жезл в руках Лотвы гудел... Он чувствовал сопротивление, и знал, что подниматься будет не просто. А Кразания обернулась став спиной к спине к Лотве и выставила правую руку вперед..

Я усмиряю словом и мыслью снежную поросль былых веков.. Разница в песне – слогом всевышним... Раскрепостит этот мир от оков...

- Лотва – время! Жезл поможет! – Кразания призвала чистое звучание Яссо, и та не заставила себя ждать. Резонансные частоты слились, и от Храма звездного единства открылся путь.

Воин встал на первую ступень, и только теперь понял, о каких птицах говорила Кразания. Мост был живым, он дышал домом и звездами, но пройти по нему – это значило удержать равновесие как от края до края держащего напряжение былью времени. Жезл в руках стал опорой идущему. Кразания взмыла над Лотвой, удерживая край неба от резких перепадов, щитом встав над идущим. Оба перешли от земной мерности в звездную, как раз в тот момент, когда огромная волна уже готова была смыть их в океан...

Вмиг все застыло... И Арктика поднялась снежными глыбами, будто и не было этих перемен пространства и времени.

Кразания сопровождала Лотву на каждой его ступени, и когда воин стал на последнюю, Вестница Творения предстала перед ним Жрицей-воительницей вновь, удерживая беспристрастно меч в горизонтальном положении равновесия перед собою. И Лотва принял это устремление от Храмовой обители Послушницы Небес, в вербальности землян – Туманности Андромеды – быть Хранителем этого Звездного мира.



 
Количество просмотров: 837
lllll