Календарь

<< Октябрь 2017 >> 
 Пн  Вт  Ср  Чт  Пт  Сб  Вс 
        1
  2  3  4  5  6  7  8
  9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Популярное Чтиво

Избранные Статьи

Плакаты

Русская деревня в Америке

Апрель  2013 г. был объявлен месяцем русско-американской истории в штате Нью-Йорк. На этот же период времени волею судьбы выпало четыре  знаменательных для русскоязычных эмигрантов события:

  • 130-летие со дня рождения  русского писателя  Г.Д. Гребенщикова
  • 140-летие со дня рождения  музыканта и композитора Сергея Рахманинова
  • 90-летие со дня образования авиаконструкторского бюро прославленного изобретателя Игоря Сикорского
  • 15 апреля  мы отмечали 78-летие подписания в Вашингтоне всемирно известного Пакта Рериха о международной охране  памятников истории и культуры 

И все эти люди, так или иначе, связаны с именем  «русской  деревни» Чураевка и Пушкинским обществом Америки.  Об этом подробнее в  специально подготовленном нами материале.

 

 

Чураевские скрижали  Георгия Гребенщикова

«Что такое Чураевка?  Имя вымышленное ... и в тоже время реальное».   Этими  словами начинается фильм, снятый во время рабочей поездки членов  Пушкинского общества Америки в  Коннектикут, где у слияния двух индейских рек в начале прошлого века выросла, будто  в волшебной сказке, русская деревня Чураевка.   Уникальный пример   живого воплощения литературного замысла ( Чураевка – название сибирского скита в романе  Г.Д. Гребенщикова, посвященного поиску путей  сохранения нравственных ценностей России) – пример соединения  художественной и высокой   духовной идеи – образец создания культурного сообщества единомышленников, представителей различных областей науки, культуры, искусства, объединенных идеей совместного труда и священной миссией  просветительства.  Да и в целом, русская деревня, как называют Чураевку американцы, не была простым местом проживания русских эмигрантов. Это был замысел нового типа общественного устройства.   

Удивительно, но замысел этот удалось реализовать – своеобразный «Храм  Русской культуры»  собрал вокруг себя все лучшее, что было в культурном пространстве русского Зарубежья, элиту русской эмиграции. Судите сами.  Энтузиастами и участниками Чураевсого проекта были:

Легендарный изобретатель и авиаконструктор  –  Игорь Иванович Сикорский.

Прославленный композитор и музыкант  -  Сергей Рахманинов.

Человек Мира, философ, просветитель  и художник планетарного уровня  -  Николай Константинович Рерих.

Гениальный, - по мнению самых суровых театральных критиков, - актер Михаил Чехов, племянник А.П. Чехова

Известный своим певческим даром далеко за пределами России  -    Федор Шаляпин
Скульптор, заслуживший звание «Русского Родена»  -  Сергей Коненков.

Признанный  хореграф   -  Михаил Фокин.

Авторитетный историк, востоковед  - Георгий Вернадский, сын всемирно известного исследователя ноосферы В. Вернадского.

Писатель Илья Толстой,  сын Льва Толстого.

Это только небольшой перчень имен, наиболее ярких представителей своей профессии.

И, наконец, имя человека, который по многим причинам должен был бы приведенный список возглавлять – главной человеческой фигуры рукотворного «Храма русского духа» - Георгий Дмитриевич Гребенщиков – создатель и вдохновитель чуда Чураевки - культорологического феномена и общинного поселения русских людей на восточном побережьи Америки в 20-30-е годы прошлого столетия.

Гребенщиков родился 130 лет тому назад на Алтае.  Крестьянский мальчик из сибирской глубинки, не имеющий за плечами ни одного законченного образования, потому что учиться ему удавалось только урывками, по возможности.  Но жили в нем такая неистребимая жажда Знания и сила духа, позволившие преодолеть все препятствия на  пути, преодолеть саму,  казалось бы, предопределенную Судьбу. И обстоятельства отступили. Из простого застенчивого паренька рабоче-крестьянского сословия Георгий Гребенщиков вырос в большого Русского писателя,  чьим творчеством восхитился Максим Горький. Его приняли как равного и полюбили В. Шишков, В. Короленко, А. Куприн. Его, молодого еще человека, благословил на литераторство сам «великий старец»  - Лев Николаевич Толстой. Единственной причиной тому, что имя Георгия Гребенщикова только начинает возвращаться на родину, в Россию, было неприятие им Октябрьских событий и последующая эмиграция.

Восторженное восприятие его литературного дара окружающими продолжает сопутствовать молодому Гребенщикову. Его безоговорочно принял  избалованный литературными талантами Русский Париж.  Среди поклонников А. Ремизов, К.Бальмонт, Ф.Шаляпин, Н. Рерих. Удивительнее всего признание идеи и литературных достоинств (задуманного  и начатого еще в России) романа-эпопеи «Чураевы» патриархом русского зарубежного Олимпа Иваном Алексеевичем Буниным, известного своей холодностью и сухостью в отношении новых, невесть откуда взявшихся, разночинных имен. Для простолюдина из Сибири было сделано исключение (впрочем, еще в Киеве, в далеком 1918 году произошло их знакомство и первое чтение молодым писателем своего  романа состоявшемуся уже мастеру пера). По инициативе и поручительству Бунина роман Гребенщикова в 1921 году был напечатан в престижном журнале «Современные записки»,  в следующем году вышел отдельной книгой и после широкого общественного резонанса в литературных кругах Парижа в том же году был переведен на французский язык. За этим последовало написание знаменитой «Былины о Микуле Буяновиче», вызвавшей дружные рукоплескания любителей словесности и переведенной на несколько европейских языков.

Там же, в Париже, происходит знаковое - для дальнейшей судьбы столь удачно начавшего свое литературное восхождение  писателя  - событие, определившее всю его последующую жизнь.  Осенью  1923 года через княгиню М.К. Тенишеву  Гребенщиков знакомится с одним из своих почитателей - Николаем Константиновичем Рерихом. Пристально присматривающийся к его личности и дарованию Н.К.Рерих оценил силу и потенциал литературных способностей своего нового знакомого, его высокую духовность, приверженность нравственным заповедям,  как основе идеального мироустройства. А Гребенщиков с первого взгляда увидел перед собой не только доброжелательного и умного читателя, тонкого ценителя его художественных опытов  и доброго друга, но учителя жизни, который сам является образцом служения  искусству и человечеству.  Их взаимная симпатия вскоре переросла во взаимоотношения ученика и гуру. Николай Константинович на долгие годы стал  для Георгия Гребенщикова непререкаемым авторитетом и духовным наставником  - живым примером подвижничества, посвятившим себя задачам духовного возрождения всего человечества.

Вскоре Гребенщиков получает от своего старшего друга и учителя неожиданное, но захватывающее дух предложение – плыть в Америку, чтобы там, при  международном центре искусств музея Рериха в Нью-Йорке, возглавить организацию русского издательства по выпуску духовной и художественной литературы. Просветительские идеи Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов требовали новых возможностей воплощения, реализации образовательных задач  через  печатание книг, а следовательно, необходимости создания издательских мощностей. Впервые новое издательство было заявлено еще в Париже:  предполагалось создание международного издательского и типографского центра с представительствами в Нью-Йорке, Париже, Харбине, Риге. Издательство  было названо «Алатас», что означает Белый камень  -  символический первый камень в основание будущего Храма знаний и духовности пробужденного человека.

Н. К. Рерих создает логотип издательства – стилизованная, в форме стрелы, буква «А» в круге – графическое изображение устремленности к заветной просветительской цели.  Георгий Гребенщиков, со своей стороны, предложил издательству на почин работы свой новый роман «Былина о Микуле Буяновиче». С этого издания, послужившего книгопечатным мостиком между Парижем и Нью-Йорком, вскоре начнется  издательская деятельность славноизвестного «Алатаса».

Несмотря на многочисленные советы знакомых не покидать Париж на самом пике литературного успеха, колебания и сомнения были недолгими  -  идея нового, интересного для него дела, увлекла Гребенщикова.  И уже в апреле 1924года Георгий Дмитриевич вместе с женой, Татьяной  Денисовной, верным другом и помощником во всех его начинаниях, ступили на американскую землю.  Не медля ни дня, приступили к работе по осуществлению замысла создания американского филиала «Алатаса», которое под руководством Гребенщикова быстро станет центральным по отношению к другим  его отделениям.   7 мая того же года книгоиздательство «Алатас» официально начинает свою работу по адресу 310 Риверсайд Драйв, в верхнем Манхэттене.

Но и писатель Гребенщиков в Америке не потерялся.  30 ноября 1924г. в нью-йоркском отеле «Плаза» состоялся Вечер, посвященный творчеству Георгия Дмитриевича.  Вот что пишет об этом событии «Новое Русское Слово» (статья В. Крымского): «...Собрание открыл маститый Н.К. Рерих (ненадолго вернувшийся в Америку из Европы – примеч. автора этой статьи)... Творчество большого русского писателя Г. Д. Гребенщикова продолжается с неослабной энергией... Вечер был крупнейшим литературным событием и наибольшим духовным праздником русской интеллигенции Нью-Йорка со времен чествования Московского Художественного театра».  Комментарии излишни.

И здесь невозможно удержаться от невольной аналогии.  Тот же путь непостижимой исторической зеркальности через десять лет пройдет Пушкинский Комитет, преобразованный в 1937 году в Общество русской культуры им. А.С. Пушкина в Америке – наше сегодняшнее Пушкинское общество. Идея, зародившаяся в Европе, - с центральным Пушкинским Комитетом в Париже, - о широкой программе культурных мероприятий, приуроченных к чествованию памяти «Солнца земли Русской» - 100-летию со дня гибели  А.С. Пушкина, немедленно нашла взволнованный отклик и самое серьезное воплощение на американском континенте. Оргкомитет в Америке после выполнения своих задач, непосредственно связанных с пушкинской датой, не распался, а превратился в центр русской культуры на постоянной основе с более широкими полномочиями и универсально понимаемой просветительской миссией. После сказанного никого уже, видимо, не удивит последующая связь  фактов - наиболее активные члены Пушкинского общества и были жителями Чураевки, либо постоянными участниками или  гостями ее культурных событий. Если вдуматься, нет ничего удивительного в этих совпадениях: работа Пушкинского Комитета – еще одно воплощение (в виде официальной организации) идей практической просветительской работы Г. Гребенщикова в Америке. Естественно,  он  стал одним из самых деятельных помощников Бориса Львовича Бразоля – Председателя Пушкинского Комитета Америки, который обрел в лице Георгия Дмитриевича самого преданного единомышленника и соратника в реализации культурных задач вновь организованного Пушкинского сообщества.



 
Количество просмотров: 1728
lllll